На главную






ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ РФ

судебная практика


Научные статьи

Недвижимость:

Ипотека

Приватизация

Долевое строительство


Семейные споры:

Основы семейного права.

Брачный договор

Алименты

Раздел жилого помещения .


Сфера труда:

Основы трудового права.

Трудовой договор

Премиальная форма заработной платы

Трудовой договор


АВТОЮРИСТ:

Комментарий к Правилам дорожного движения.

Все об Автостраховке.

Комментарий к Закону Об обязательном страховании.

Об эвакуации транспортных средств


Уголовное право.

Комментарий к Уголовному кодексу

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу

Изнасилование.

Протоколы (приложения УПК).


Налоговая энциклопедия
























БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ
Rambler's Top100

Конституция, Кодексы, Законы.

Юридические услуги



Раздел жилого помещения по договору социального найма как способ
защиты жилищных, семейных и конституционных прав

В условиях современной России, когда большое количество граждан в силу различных обстоятельств не могут решить свои жилищные проблемы, острой становится необходимость раздела жилого помещения, в том числе принадлежащего гражданам по договору социального найма. Может сложиться широкий круг различных жизненных обстоятельств и ситуаций, когда этот вопрос приобретает для людей актуальность, а решить проблему при помощи иных средств, кроме как произвести раздел жилого помещения, иногда не представляется возможным.

Так, например, такой вопрос возникает при расторжении брака супругами, когда один из бывших супругов не платит за наем жилья и коммунальные услуги, а другой бывший супруг, например бывшая жена с ребенком, по этой причине не может себе оформить субсидию или же вынужден оплачивать коммунальные услуги самостоятельно, а взыскать часть денег с бывшего супруга не представляется возможным, или в случаях, когда перед членами семьи встает вопрос о необходимости приватизации жилого помещения, а один из проживающих от этого отказывается, и в то же время возможность принудительного обмена у граждан отсутствует в силу имущественного положения или иных обстоятельств.

Однако острейшую необходимость раздел приобретает в случаях, когда один из зарегистрированных в жилом помещении, но не проживающий в нем гражданин не дает согласия на вселение и регистрацию в помещение другого члена семьи нанимателя. Например, взрослая дочь гражданина от первого брака, будучи зарегистрированной в жилом помещении, но не проживая в нем, отказывает своему отцу (также зарегистрированному в помещении) в даче согласия на вселение отцом в это помещение своей новой супруги. Ситуация становится удручающей, когда эта дочь, будучи замужем, регистрирует в спорном помещении своих несовершеннолетних и новорожденных детей (что в соответствии со ст. 70 ЖК РФ не требует согласия других проживающих в этом помещении), хотя фактически вместе с этими детьми проживает в жилом помещении своего мужа в комфортных условиях, и когда у новой супруги отца, которому дочь отказывает в даче согласия на ее вселение, нет другого жилого помещения (продано, подарено) и когда супруга является гражданкой другого государства.

До вступления в силу нового Жилищного кодекса РФ проблема решалась в соответствии со ст. 86 Жилищного кодекса РСФСР, согласно которой совершеннолетний член семьи нанимателя вправе был требовать заключения с ним отдельного договора найма, если с согласия остальных проживающих с ним совершеннолетних членов семьи и в соответствии с приходящейся на его долю жилой площадью либо с учетом состоявшегося соглашения о порядке пользования жилым помещением ему могло быть выделено помещение, удовлетворяющее требованиям ст. 52 Кодекса, при этом предусматривалось, что споры, возникающие в связи с требованием заключения отдельного договора найма, разрешаются в судебном порядке. То есть в прежнем Жилищном кодексе РСФСР прямо предусматривались правовые возможности раздела жилого помещения, принадлежащего по договору социального найма.

Вступивший в силу 1 марта 2005 г. новый Жилищный кодекс РФ не содержит аналогичной нормы. Так, согласно ст. 82 ЖК РФ право на изменение договора социального найма имеют: а) граждане, проживающие в одной квартире, пользующиеся в ней жилыми помещениями на основании отдельных договоров социального найма и объединившиеся в одну семью (в этом случае они вправе требовать заключения с кем-либо из них одного договора социального найма всех занимаемых ими жилых помещений) и б) дееспособный член семьи нанимателя: он с согласия остальных членов своей семьи и наймодателя вправе требовать признания себя нанимателем по ранее заключенному договору социального найма вместо первоначального нанимателя; такое же право принадлежит в случае смерти нанимателя любому дееспособному члену семьи умершего нанимателя.

Такой результат нормотворчества нашей законодательной власти ухудшил положение сотен семей в России, которые отсутствием в новом Жилищном кодексе правовых норм, предусматривающих возможность решения их жилищных проблем именно путем раздела жилого помещения, оказались, по существу, загнаны в тупик.

Суды, рассматривающие в новых правовых условиях споры об изменении договора социального найма жилого помещения, могут теперь сослаться на ст. 82 ЖК РФ и на основании того, что в ней отсутствует прямое указание на возможность раздела (выдела) жилого помещения путем заключения отдельного договора, отказать гражданам в удовлетворении их требований. В той или иной постановке вопроса проблема дошла до рассмотрения в Конституционном Суде РФ.

На этот счет, в частности, имеется Определение Конституционного Суда РФ от 20.06.2006 N 225-О *(1). Так, в нем указано, что решением Заволжского районного суда от 17.03.2005 , оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 26.04.2005, отказано в удовлетворении исковых требований гражданки С.В. Гараниной об изменении договора найма жилого помещения путем передачи в пользование ей и ее несовершеннолетней дочери отдельной комнаты площадью 18 кв. м с последующим заключением отдельного договора найма. При этом суд указал, что в отличие от ранее действовавшего законодательства (ст. 86 ЖК РСФСР) Жилищный кодекс Российской Федерации, а именно его ст. 82, не предусматривает право совершеннолетнего члена семьи нанимателя требовать заключения с ним отдельного договора найма (раздела жилого помещения). В своей жалобе в Конституционный Суд С.В. Гаранина просила признать противоречащим Конституции РФ подп. 1 п. 1 ст. 2 Федерального закона от 29.12.2004 "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", которым с 01.03.2005 признан утратившим силу Жилищный кодекс РСФСР 1983 г., а следовательно, и ч. 1 его ст. 86, предусматривавшая право совершеннолетнего члена семьи нанимателя требовать заключения с ним отдельного договора найма, если с согласия остальных проживающих с ним совершеннолетних членов семьи и в соответствии с приходящейся на его долю жилой площадью либо с учетом состоявшегося соглашения о порядке пользования жилым помещением ему могло быть выделено помещение, удовлетворявшее требованиям ст. 52 ЖК РСФСР. По мнению заявительницы, оспариваемая норма не соответствует ст. 55 (ч. 2) Конституции РФ, согласно которой в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Конституционный Суд РФ не нашел оснований для принятия указанной жалобы к рассмотрению, мотивировав это тем, что хотя согласно Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен жилища (ст. 40, ч. 1), но, закрепляя данное право, Конституция Российской Федерации не устанавливает какие-либо основания и условия приобретения права пользования жилыми помещениями членами семьи нанимателя жилого помещения, - это прерогатива законодателя, который в пределах предоставленных ему полномочий вправе изменить правовое регулирование пользования жилым помещением по договору социального найма указанной категорией граждан, что не может расцениваться как нарушение конституционных прав и свобод заявительницы.

Вместе с тем полагаем, что указанная гражданка при разрешении своего спора обратилась в суд общей юрисдикции не с того рода иском, с каким требовалось: она обратилась с иском об изменении договора найма жилого помещения, тогда как в рамках нынешнего правового регулирования можно было использовать другого рода иск - иск именно о разделе жилого помещения (и заключении отдельного договора найма жилого помещения). Осуществить раздел в данном случае было бы возможно, что исключило бы обращение в Конституционный Суд, и не нужно было бы ставить вопрос перед Конституционным Судом так, как это было ею сделано.

Авторы Комментария к Жилищному кодексу Российской Федерации (под ред. М.Ю. Тихомирова) считают, что в настоящее время раздел и выдел жилого помещения, относящегося к жилищному фонду социального использования, не имеют юридических оснований. По их мнению, законодатель в данном случае преследовал цель защитить интересы собственников жилищного фонда социального использования и исходил из целесообразности консолидации правомочий пользования соответствующими объектами *(2).

Однако, по нашему мнению, отсутствие в ЖК РФ (а именно в ст. 82) нормы о возможности раздела жилого помещения по договору социального найма не может являться оправданием нарушения или ущемления прав граждан. Полагаем, что правовые средства для раздела (выдела) жилого помещения по договору социального найма в современных условиях имеются.

Какие права нарушаются положением, дающим основание для раздела
жилого помещения (основания к иску)?

Граждане, проживающие или зарегистрированные, но фактически вместе не проживающие в одном помещении, представляют собой разные семьи и совместного хозяйства не ведут. Между ними зачастую складываются неприязненные отношения. В тех или иных жизненных ситуациях, в том числе и на примере тех, которые были указаны выше, право на достойную жизнь, право на семью и поддержку своей семьи, право на жилище, закрепленные ст. 7, 38 и 40 Конституции РФ, могут быть гражданину не обеспечены. Поэтому раздел жилого помещения может обосновываться необходимостью реализации и защиты не только права на жилище, но и необходимостью прекращения нарушения и обеспечения реализации семейных и конституционных прав граждан.

Необходимо учитывать ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, в соответствии с которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (действует правовой принцип "Право одного заканчивается там, где начинается право другого"), а также положения абз. 2 п. 1 ст. 7 Семейного кодекса РФ, принятые в развитие нормы Конституции РФ: "Осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан". Кроме того, п. 2 ст. 1 действующего в настоящее время ЖК РФ содержит такие же ограничения и пределы осуществления жилищных прав. Поэтому в числе поводов к иску о разделе жилого помещения может также являться злоупотребление правами другими гражданами, проживающими (зарегистрированными) в жилом помещении.

Такое жилое помещение может являться местом жительства семьи одного из граждан зарегистрированных в нем, которое выбрано его семьей согласно ст. 31 Семейного кодекса РФ (и другое помещение у семьи может отсутствовать), тогда как для другого гражданина, зарегистрированного в нем и злоупотребляющего своими правами, оно может не являться единственным, т.е. он может быть формально зарегистрированным в данном помещении, а фактически проживать в ином помещении. Согласно ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах, и в случае таких действий лица суд может отказать в защите принадлежащего ему права.

Вместе с тем согласно ч. 2 ст. 3 Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-I "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, законами Российской Федерации, Конституциями и законами республик в составе Российской Федерации. Следовательно, например, формальная регистрация в жилом помещении гражданина, фактически не проживающего в нем, не может служить условием реализации его прав и свобод, в том числе прав, вытекающих из жилищного законодательства, например права взрослой, имеющей свою семью и проживающей в другом месте дочери на отказ в даче согласия своему отцу на вселение его новой супруги в жилое помещение.

Поэтому, на наш взгляд, в ряде случаев именно раздел жилого помещения позволит соблюсти жилищные права всех граждан, проживающих (зарегистрированных) в квартире.

Основания для возможности применения ЖК РСФСР в условиях,
когда судебная защита нарушенных прав начала осуществляться
в период его действия

Необходимо отметить, что вопрос может быть решен на основании ЖК РСФСР, если право на изменение договора найма жилого помещения (и раздел жилого помещения) возникло в период его действия. На необходимость применения именно ЖК РСФСР в таких случаях указывается, например, в практике Пермского областного (ныне - краевого) суда.

В Обзоре кассационной и надзорной практики по гражданским делам Пермского областного суда за 6 месяцев 2005 г. от 22.08.2005 при рассмотрении споров, возникающих из жилищных правоотношений, Судебная коллегия по гражданским делам указывает следующее: "Отказывая Д-ну в удовлетворении иска об изменении договора найма жилого помещения и открытии на его имя отдельного договора найма на изолированную комнату в двухкомнатной квартире, суд применил ст. 82 ЖК РФ, которая не предусматривает изменение договора найма в требуемом истцом варианте. Согласно ст. 5 ФЗ от 29.12.2004 "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие ЖК РФ, Кодекс применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных ЖК РФ *(3). Поскольку право на изменение договора найма жилого помещения возникло у истца в период действия ЖК РСФСР, суду следовало применять материальный закон, действовавший в период возникновения прав и обязанностей сторон" *(4).

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Какие обстоятельства дают основания полагать, что право гражданина на изменение договора и раздел помещения возникло в период действия ЖК РСФСР, а не в период действия ЖК РФ?

Если иск об изменении договора найма жилого помещения был предъявлен в период действия ЖК РСФСР, а впоследствии в период рассмотрения спора законодательство изменилось (принят новый ЖК РФ), то однозначно должен быть применен ЖК РСФСР, поскольку именно он действовал на момент подачи иска и тем самым именно в этот момент гражданин начал реализовывать свое право на защиту.

Однако если нарушение каких-либо субъективных, принадлежащих гражданину прав произошло в период действия ЖК РСФСР и гражданин решил защищать эти права с помощью другого рода иска, предъявив в период действия ЖК РСФСР, например иск о признании членом семьи нанимателя, или о вселении, или о признании не приобретшим кем-либо из зарегистрированных в жилом помещении лиц права на это жилое помещение, целью предъявления которых являлась защита его нарушенных прав (при этом оставив за собой право на предъявление иска об изменении договора найма и разделе жилого помещения в качестве самого крайнего способа защиты своих прав), но в период рассмотрения спора законодательство изменилось (принят новый ЖК РФ), то здесь возникают вопросы.

Может ли применяться ЖК РСФСР в деле по иску об изменении договора найма и разделе жилого помещения в случае, если первоначально истцом в период действия ЖК РСФСР был подан иск другого характера (отличный от раздела жилого помещения), хотя и направленный на защиту его прав, но впоследствии, в период действия уже нового ЖК РФ, предъявил в качестве последнего способа защиты своего права иск о разделе жилого помещения?

Думается, что ответ на данный вопрос должен быть положительным: если гражданин начал осуществление своего права на защиту в период, когда действовало прежнее законодательство (ЖК РСФСР), то независимо от того, какого рода иски он избирает в качестве способов защиты своих нарушенных прав в момент предъявления первоначального иска и впоследствии должно применяться прежнее законодательство.

Это следует из теории права. Известно, что структура правоотношений состоит из (1) объекта, (2) субъектов и (3) содержания правоотношений (права и обязанности субъектов). При этом субъективное право лица реализуется в трех формах:

1) собственно право лица;

2) право требовать исполнения от обязанных лиц и

3) право на защиту (обращение в уполномоченные органы, в том числе в суд, восстановление нарушенного права, возмещение убытков и пр.). Таким образом, право на защиту является неотъемлемой составляющей субъективного права лица и, следовательно, содержания правоотношений.

Собственно, право гражданина может возникнуть в период действия ЖК РСФСР. Не получив во внесудебном порядке удовлетворения от обязанных лиц, он может обратиться в суд - и сделать это также в тот период, когда действовал ЖК РСФСР, т.е. реализация права на защиту нарушенного права начнет осуществляться гражданином в период действия ЖК РСФСР. Поскольку право на защиту является неотъемлемой составляющей субъективного права лица, а права и обязанности субъектов являются составляющей правоотношений (их содержанием), то отсюда следует вывод, что данные правоотношения (в том числе по защите нарушенного права) возникли в период действия прежнего законодательства. В данном случае неважно, что гражданин предъявил вначале иск другого характера (отличный от раздела жилого помещения), - все иски могут быть направлены на защиту его нарушенного права, и, следовательно, право на изменение договора найма и раздел жилого помещения у гражданина возникает уже тогда, когда действовал ЖК РСФСР.

Из теории права и практики его применения известно, что с момента, когда гражданин начал реализацию своих прав, в том числе права на судебную защиту своих нарушенных прав, и до момента принятия и вступления в силу судебного решения, которое защитит его права, т.е. конечного результата, может пройти довольно длительное время. Поэтому, несмотря на то, что начало реализации прав гражданина хотя и может быть положено в период действия ЖК РСФСР (в момент предъявления им самого первого иска, направленного на защиту его прав), эта реализация может быть не осуществлена вплоть до того времени, когда он будет вынужден предъявить иск о разделе жилого помещения. То есть конечный результат, который достигается при рассмотрении дела по существу, для гражданина может быть не достигнут (например, если решение по его иску не принято или принято, но не вступило в законную силу по причине его обжалования и направления дела на новое рассмотрение судом второй инстанции, причем не единожды, либо по иным причинам), его права не защищены и не реализованы. В правовом же смысле конечным результатом по иску, направленному на защиту прав гражданина, будет являться судебное решение, вступившее в законную силу, - ст. 194, 209 ГПК РФ.

Иначе говоря, такие правоотношения по защите нарушенного права могут длиться так долго, как это только возможно в нашей правовой системе, а конечное судебное решение, вступившее в законную силу, будет отсутствовать (например, как было указано выше, по причине его обжалования в суд второй инстанции и направления дела на новое рассмотрение), что может вынудить гражданина прибегнуть к такому способу защиты своих прав, как раздел жилого помещения, не дожидаясь окончательного разрешения спора по его первоначальному иску (отличному от раздела жилого помещения). Это позволяет считать такие правоотношения, которые возникли и начали реализовываться в период действия ЖК РСФСР, фактически продолжившимися в период, когда стал действовать ЖК РФ, и не утратившими своей процессуальной связи.

Гражданин, конституционные права которого были нарушены во время действия ЖК РСФСР и который начал осуществление (реализацию) своего права на защиту именно во время действия ЖК РСФСР, будучи свободным в выборе имеющихся процессуальных способов защиты своих прав, волен избирать любой из имеющихся на момент предъявления иска способ защиты: он сначала может предъявить иск, удовлетворение которого, по его мнению, наиболее полно защитило бы его права, в то же время имея на тот момент процессуальную возможность предъявления иска о разделе жилого помещения и изменении договора найма. Представляется, что поскольку спор по первоначальному иску о защите прав возникает во время действия прежнего законодательства, то и по последующему иску (в том числе если этот иск является иском о разделе жилого помещения), даже если он предъявляется во время действия нового ЖК РФ, также должно было быть применено прежнее законодательство во избежание нарушения норм о недопустимости обратной силы закона.

Надо сказать, что при судебной защите своих субъективных прав, нарушенных в период действия прежнего ЖК РСФСР, истцом могут быть использованы различные правовые средства, в частности предусмотренные жилищным законодательством, в том числе применена одна из имеющихся процессуальных возможностей: он, например, как было указано, может предъявить иск о признании членом семьи нанимателя, или о вселении, или о признании не приобретшим кем-либо из зарегистрированных в жилом помещении лиц права на это жилое помещение, целью предъявления которых будет являться защита его нарушенных прав, но также ему допустимо предъявить иск об изменении договора найма жилого помещения (о разделе жилого помещения). Важно, чтобы первый из исков в защиту нарушенного права был подан в период действия ЖК РСФСР.

Логично предположить, что позиция Пермского областного суда в указанном выше Обзоре по вопросу возникновения права на изменение договора найма жилого помещения вытекает из аналогичных обоснований.

Отметим, что возможность предъявления различных исков в таких случаях нельзя путать с так называемой конкуренцией исков, которая в российском гражданском праве по общему правилу не допускается. "Под "конкуренцией исков" принято понимать возможность предъявления нескольких различных требований по защите одного и того же интереса, причем удовлетворение хотя бы одного из таких исков исключает (погашает) возможность предъявления других. Данная ситуация широко допускается в англо-американском праве, не проводящем четких различий между договорной и внедоговорной ответственностью" *(5). Однако данный запрет имеет место, когда между собой "конкурируют" иски обязательственно-правовые и вещно-правовые. "При наличии договорных или иных обязательственных отношений должны предъявляться специальные, обязательственно-правовые, а не вещно-правовые требования в защиту своих прав именно потому, что между участниками спора существуют относительные, а не абсолютные правоотношения" *(6).

Что касается жилищных правоотношений, то удовлетворение иска, например, о признании членом семьи нанимателя, или о вселении, или о признании не приобретшим кем-либо из зарегистрированных в жилом помещении лиц права на это жилое помещение, целью предъявления которых будет являться защита нарушенных прав гражданина, не исключает (не погашает) его возможности предъявления других исков, в том числе иска об изменении договора найма жилого помещения (о разделе жилого помещения). При защите жилищных прав возможность предъявления всех вышеуказанных видов исков вытекает из существа и характера жилищных правоотношений, а именно из обязательственных правоотношений по договору найма жилого помещения.

Кроме того, понятие конкуренции исков возникает в случаях, когда налицо нарушение гражданских прав и возможность применения ответственности за их нарушение (т.е. возможно наступление договорной и внедоговорной ответственности), вследствие чего и предъявляются иски в защиту этих нарушенных прав. Однако и в таких случаях законодательством допускается применение сначала иска, основанного на договорных отношениях, а в случае его неудовлетворения - например, иска о неосновательном обогащении.

В данном же случае меры гражданско-правовой ответственности к сторонам спорных жилищных отношений не могут применяться, да вопрос так и не ставится. Речь идет о допустимости гражданину, ввиду ущемления его конституционных прав на жилище, на достойную жизнь, на семью, предъявить к другим зарегистрированным (проживающим) в жилом помещении различные исковые требования, возможность которых прямо предусматривается законом в рамках защиты его прав (даже если путем защиты его жилищных прав опосредованно защищаются его конституционные и семейные права), а закон (прежний ЖК РСФСР) прямо предоставлял гражданину возможность защиты своих прав путем предъявления как, например, иска о признании членом семьи нанимателя, или о вселении, или о признании лица не приобретшим права на жилое помещение, так и иска об изменении договора найма жилого помещения (о разделе жилого помещения). Всеми этими потенциальными возможностями в рамках жилищного и процессуального законодательства для защиты своих прав гражданин мог воспользоваться именно на момент предъявления первого иска, если предъявление первого иска состоялось в период действия ЖК РСФСР.

Право выбора между этими конкретными способами защиты своих конституционных прав (в том числе в рамках их судебной защиты, гарантируемой ст. 46 Конституции РФ), принадлежит гражданину на основании ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, согласно которой каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, а также ст. 9 и 12 ГК РФ, в соответствии с которыми граждане по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права, в том числе и права на защиту принадлежащих им гражданских прав. Отказ от осуществления этих прав не влечет их прекращения. То, что гражданин предъявил один из возможных исков в защиту своих прав, не может говорить о том, что он отказался от предъявления другого рода иска в защиту тех же нарушенных прав, и то, что гражданин сразу не предъявил иск о разделе жилого помещения, не означает, что он был лишен этой возможности в момент предъявления другого иска, направленного на защиту своих прав, имеющего иной характер.

В данном случае логично утверждать, что материальное правоотношение, в частности жилищное, продолжилось в процессуальной, судебной форме в рамках защиты материального права лица.

На наш взгляд, очевидно, что в случаях, когда реализация права на защиту нарушенного субъективного права лица началась в период действия ЖК РСФСР, хотя после этого в процессе реализации права на защиту и в период рассмотрения спора законодательство изменилось, а вступившее в силу решение суда по первоначальному иску отсутствует, в деле по новому иску - о разделе жилого помещения - подлежит применению именно ЖК РСФСР. Иное привело бы к нарушению правил о недопустимости обратной силы закона.

Надо полагать, что иное также привело бы к нарушению принципа состязательности и равноправия сторон (ст. 12 ГПК РФ), так как применение объективно (т.е. независимо от воли участников процесса) изменившегося законодательства (прямо не допускающего в ст. 82 ЖК РФ изменение договора социального найма) поставило бы заинтересованную сторону в неравное положение по отношению к другой стороне спора и означало бы невозможность применения того закона, на применение которого заинтересованная сторона также была вправе рассчитывать в момент предъявления иска в защиту своих нарушенных субъективных прав. Юридический факт начала защиты своих прав гражданином и предъявления им иска в целях защиты этих прав может состояться во время действия ЖК РСФСР, и поводом для предъявления им различного рода исков, вытекающим из жилищных правоотношений, может стать одно и то же обстоятельство или факт, которыми нарушается его субъективное право. Тот же повод может являться и основанием к предъявлению им иска о разделе жилого помещения.

Как решается вопрос по новому Жилищному кодексу РФ:
нормы, позволяющие осуществить раздел жилого помещения

Действующий Жилищный кодекс РФ также не исключает возможности раздела жилого помещения.

В соответствии со ст. 15, п. 2 и 3 ч. 1 ст. 16, ч. 1 ст. 62 ЖК РФ и п. 1 ст. 673 ГК РФ отдельная комната и часть квартиры могут выступать в качестве самостоятельного объекта жилищных прав, в частности быть предметом договора социального найма жилого помещения. Так, согласно ч. 1 ст. 15 ЖК РФ объектами жилищных прав являются жилые помещения, а в соответствии с ч. 2 той же статьи жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства).

Между тем согласно ч. 4 ст. 69 ЖК РФ, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

Таким образом, он имеет те же права, что и наниматель в отношении пользования помещением, однако на него должны быть возложены самостоятельные обязательства (обязанности) и он должен нести самостоятельную ответственность за их неисполнение. В то же время наниматель не может исполнять чужие обязанности и нести ответственность за действия каких-то других лиц, кроме как за действия членов семьи нанимателя (членов своей семьи), а следовательно, не может исполнять обязанности лиц, являющихся бывшими членами его семьи, и нести ответственность за их неисполнение. Это указывает на то, что без изменения жилищных правоотношений невозможно установление обязательств бывших членов семьи нанимателя и их ответственности за неисполнение этих обязательств.

Изменение же жилищных правоотношений, существующих в рамках договора (в данном случае в рамках договора социального найма жилого помещения), возможно не только путем изменения данного договора, но и путем совершения участниками правоотношений иных действий, выражающихся в требовании раздела жилого помещения и заключения отдельного договора найма. В данном случае речь идет не столько об изменении договора найма жилого помещения: это не является самоцелью. Речь идет о разделе жилого помещения и вследствие этого заключении с одним или несколькими участниками жилищных правоотношений (нанимателями) отдельного договора социального найма жилого помещения, т.е. об изменении самого жилищного правоотношения и установлении жилищных прав и обязанностей субъектов отношений.

Отсутствие в ст. 82 ЖК РФ ("Изменение договора социального найма жилого помещения") нормы о возможности изменения договора социального найма в иных, не предусмотренных ею случаях, не может считаться основанием к недопустимости раздела жилого помещения. Ведь допускается же изменение такого договора в соответствии с ч. 2 ст. 70 ЖК РФ, согласно которой вселение в жилое помещение граждан в качестве членов семьи нанимателя влечет за собой изменение соответствующего договора социального найма жилого помещения в части необходимости указания в данном договоре нового члена семьи нанимателя. Поэтому отсутствие в ЖК РФ нормы, регулирующей раздел жилого помещения по договору социального найма или изменение договора социального найма в иных, не предусмотренных ст. 82 ЖК РФ случаях, или же нормы, которая прямо бы запрещала раздел такого жилого помещения, по всем юридическим правилам должно рассматриваться как пробел в праве, т.е. отсутствие в системе законодательства нормы права, в соответствии с которой должен решаться вопрос. Здесь надо иметь в виду, что пробел - это отсутствие не статьи, а отсутствие именно нормы: этим пробел в праве отличается от правового вакуума, при котором отсутствует правовое регулирование тех или иных общественных отношений (как если бы, например, отношения по изменению договора социального найма или разделу жилого помещения не были урегулированы в ЖК РФ вовсе).

Поскольку признаками правоотношений являются субъект, объект и содержание правоотношений (права и обязанности сторон), то, безусловно, в новых жилищных правоотношениях, а именно после раздела жилого помещения, лица, проживающие (зарегистрированные) в жилом помещении, по существу останутся теми же, но их права и обязанности в отношении объекта правоотношений будут уже иными (разграниченными), поскольку сам объект будет другим: будет разделен на два самостоятельных объекта - отдельные комнаты, в отношении которых должны быть установлены права и обязанности субъектов. При этом в квартире будет уже два нанимателя.

В соответствии со ст. 678 ГК РФ, применение которой предусмотрено п. 3 ст. 672 ГК РФ, наниматель обязан использовать жилое помещение только для проживания, обеспечивать сохранность жилого помещения и поддерживать его в надлежащем состоянии. Наниматель не вправе производить переустройство и реконструкцию жилого помещения без согласия наймодателя. Наниматель обязан своевременно вносить плату за жилое помещение. Если договором не установлено иное, наниматель обязан самостоятельно вносить коммунальные платежи.

Кроме того, ст. 67 ЖК РФ также устанавливает права и обязанности нанимателя. В частности, согласно ч. 3 указанной статьи наниматель жилого помещения по договору социального найма обязан:

использовать жилое помещение по назначению и в пределах, которые установлены Жилищным кодексом;

обеспечивать сохранность жилого помещения;

поддерживать надлежащее состояние жилого помещения;

проводить текущий ремонт жилого помещения;

своевременно вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги;

информировать наймодателя в установленные договором сроки об изменении оснований и условий, дающих право пользования жилым помещением по договору социального найма. Согласно ч. 4 указанной статьи наниматель несет иные обязанности, предусмотренные Жилищным кодексом, другими федеральными законами и договором социального найма.

Таким образом, очевидно, что без установления отдельных жилищных правоотношений для проживающих (зарегистрированных) в жилом помещении надлежащее исполнение обязанностей и несение ответственности каждого из них за неисполнение обязанностей невозможны, и существование одного (единого) договора для двух разных семей юридически представляется абсурдным.

Согласно ч. 2 ст. 1 ЖК РФ граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права, в том числе распоряжаются ими. Граждане свободны в установлении и реализации своих жилищных прав в силу договора и (или) иных предусмотренных жилищным законодательством оснований. Граждане, осуществляя жилищные права и исполняя вытекающие из жилищных отношений обязанности, не должны нарушать права, свободы и законные интересы других граждан.

В соответствии с ч. 1 ст. 11 ЖК РФ защита нарушенных жилищных прав осуществляется судом. Пунктом 5 ч. 3 ст. 11 ЖК РФ предусмотрено, что защита жилищных прав осуществляется в том числе путем прекращения или изменения жилищного правоотношения.

Нужно учитывать также ст. 10 ЖК РФ, в силу которой жилищные права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных Жилищным кодексом, другими федеральными законами и иными правовыми актами, а также из действий участников жилищных отношений, которые хотя и не предусмотрены такими актами, но в силу общих начал и смысла жилищного законодательства порождают жилищные права и обязанности. В соответствии с этим жилищные права и обязанности возникают, в частности, из договоров и иных сделок, предусмотренных федеральным законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных федеральным законом, но не противоречащих ему. Сделками же согласно ст. 153 ГК РФ признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (т.е. правоотношений).

Более того, согласно п. 3 и 6 ст. 10 ЖК РФ жилищные права и обязанности возникают из судебных решений, установивших жилищные права и обязанности, а также вследствие действий (бездействия) участников жилищных отношений или наступления событий, с которыми федеральный закон или иной нормативный правовой акт связывает возникновение жилищных прав и обязанностей.

Таким образом, основанием изменения жилищного правоотношения и возникновения жилищного правоотношения по поводу отдельного объекта (комнаты) в данном случае может являться судебное решение, установившее жилищные права и обязанности.

Действиями (бездействием) участников жилищных отношений или наступлением событий, с которыми федеральный закон или иной нормативный правовой акт связывает возникновение жилищных прав и обязанностей, в том числе права на их защиту, могут считаться, например, факт регистрации брака, факт прекращения семейных отношений между родителями и детьми, факт отказа в даче согласия на вселение в жилое помещение, наконец, обращение в суд за защитой нарушенных прав.

Вместе с тем нужно учитывать существо правоотношений социального найма жилого помещения. Жилищные правоотношения по владению и пользованию жилыми помещениями согласно ст. 4 ЖК РФ, а также п. 1 ст. 2 ГК РФ и главы 35 ГК РФ ("Наем жилого помещения") являются имущественными правоотношениями и регулируются наряду с жилищным также гражданским законодательством.

В соответствии с п. 3 ст. 672 ГК договор социального найма жилого помещения заключается по основаниям, на условиях и в порядке, предусмотренных жилищным законодательством. К такому договору применяются правила ст. 674, 675, 678, 680, п. 1-3 ст. 685 ГК РФ. Другие положения ГК РФ применяются к договору социального найма жилого помещения, если иное не предусмотрено жилищным законодательством.

Ограничений на применение норм гражданского законодательства к отношениям, возникающим из договора социального найма жилого помещения, жилищным законодательством не предусмотрено, напротив, его применение следует из буквального толкования ст. 7 ЖК РФ.

Согласно ст. 124 ГК РФ Российская Федерация, субъекты Российской Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования, выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами.

Таким образом, государство и муниципальные образования (в частности, г. Москва), являясь собственниками жилых помещений по договору социального найма, в имущественных отношениях по владению и пользованию жилыми помещениями выступают на равных началах с гражданами. Это является признаком частных правоотношений (а не публичных).

Отношениями между государством или муниципальным образованием и гражданином как нанимателем жилого помещения, основанными на власти и подчинении (публичные правоотношения), могут являться, например, отношения по переустройству и перепланировке (ст. 8 ЖК РФ), поскольку всякая перепланировка или переустройство затрагивают права других проживающих в многоквартирном доме, общественные интересы, интересы государства. Хотя, несмотря на это, в отношениях по переустройству и перепланировке субъектами согласно ст. 26 ЖК РФ выступают орган местного самоуправления, принимающий решение о ее согласовании, с одной стороны, и наймодатель как собственник жилого помещения вместе с нанимателем - с другой, т.е. и наймодатель и наниматель выступают на одной стороне.

Жилищное право является частным правом, а договор (в том числе договор социального найма) исходя из п. 1 ст. 2 ГК РФ, ст. 124 ГК РФ, главы 35 ГК РФ, ст. 7 ЖК РФ, даже несмотря на то, что он заключен между гражданином с одной стороны и государством (муниципальным образованием) - с другой, является частноправовой категорией.

В частных правоотношениях действует принцип "что не запрещено законом, то разрешено", в отличие от принципа, действующего в рамках публичного права: "Разрешено только то, что предусмотрено законом". Иначе говоря, запрет на раздел жилого помещения по договору социального найма, запрет на изменение договора социального найма, запрет на заключение отдельного договора социального найма жилого помещения должны быть прямо предусмотрены законом. В ЖК РФ в целом и в ст. 82 ЖК РФ в частности такого запрета не предусмотрено. Следовательно, такой раздел допускается.

Более того, Жилищным кодексом РФ возможность раздела жилого помещения предусмотрена для жилого помещения в доме жилищного кооператива. Так, ст. 127 ЖК РФ предусмотрено, что раздел жилого помещения в доме жилищного кооператива между лицами, имеющими право на пай, допускается в случае, если каждому из таких лиц может быть выделено изолированное жилое помещение или имеется техническая возможность переустройства и (или) перепланировки неизолированных помещений в изолированные жилые помещения; споры о разделе жилого помещения в доме жилищного кооператива разрешаются в судебном порядке.

Согласно ст. 7 ЖК РФ в жилищных правоотношениях допускается применение жилищного законодательства по аналогии (что, кстати говоря, также свидетельствует о частном характере жилищного права - ибо в публичном праве аналогия вовсе запрещена, так как она будет допускать усмотрение и произвол). Так, согласно данной статье в случаях, если жилищные отношения не урегулированы жилищным законодательством или соглашением участников таких отношений, и при отсутствии норм гражданского или иного законодательства, прямо регулирующих такие отношения, к ним, если это не противоречит их существу, применяется жилищное законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). При невозможности использования аналогии закона права и обязанности участников жилищных отношений определяются исходя из общих начал и смысла жилищного законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, гуманности, разумности и справедливости.

Следовательно, несмотря на отсутствие норм в гл. 8 ЖК РФ ("Социальный наем жилого помещения"), к таким отношениям на основании ст. 7 ЖК РФ могут быть применены иные нормы ЖК РФ, в том числе ст. 127 ЖК РФ, так как данная норма регулирует сходные отношения (аналогия закона), т.е. отношения участников по пользованию жилым помещением, в которых одним из правомочий таких участников является возможность раздела жилого помещения.

В противном случае, если данную норму (ст. 127 ЖК РФ) не применять, нарушается принцип, предусмотренный Конституцией РФ в ч. 2 ст. 19, - о гарантировании государством равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от имущественного положения, места жительства и иных критериев. Получается, что одной категории граждан государство прямо предоставило право на раздел жилья (в рамках отношений собственности - в жилищном кооперативе), в том числе право на судебную защиту их прав, а другой категории - менее имущим гражданам (пользующимся жильем по договору социального найма) - не предоставило.

Согласно п. 3 ст. 11 ГПК РФ в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

Таким образом, при применении нового ЖК РФ вопрос должен решаться с помощью имеющихся правовых средств, к которым относятся, в частности, аналогия закона и аналогия права, являющиеся одним из способов разрешения коллизий и преодоления пробелов в праве.

Аналогия закона - это схожесть жизненной ситуации с правовым правилом. Использование аналогии закона означает применение к данным отношениям нормы, регулирующей сходные правоотношения. Аналогия закона не ставит в этом случае условие ее применения или неприменения совпадение статуса объектов или статуса участников аналогичных правоотношений - т.е. неважно, на каком праве лицам принадлежит жилое помещение: на праве собственности или праве пользования. Более того, имеющие право на раздел жилого помещения участники жилищного кооператива, как указано в ст. 127 ЖК РФ, даже не являются собственниками помещения: они выступают в качестве "лиц, имеющих право на пай", т.е. по сути являются владельцами и пользователями жилого помещения. Согласно ст. 69 ЖК РФ наниматели жилого помещения по договору социального найма также являются владельцами и пользователями жилым помещением.

Кроме того, в данных отношениях наряду с нормой ст. 127 ЖК РФ может быть применена ст. 252 ГК РФ, регулирующая отношения по разделу имущества, находящегося в долевой собственности, и выделу из него доли.

Применяя данную норму исходя из общих начал и смысла жилищного и гражданского законодательства (аналогии права) и требований добросовестности, гуманности, разумности и справедливости, можно заключить, что наниматель вправе требовать, - но не выдела своей доли из общего имущества, - а выдела ему и закрепления за ним комнаты в жилом помещении, в том числе определения порядка пользования общими (вспомогательными) помещениями в квартире.

Как видно, для жилищных правоотношений по договору социального найма раздел жилого помещения допускается на основании положении, закрепленных в ст. 7 ЖК РФ.

Права государства или муниципального образования (в частности, г. Москвы) как собственника спорного жилого помещения разделом этого помещения никак не нарушаются. Напротив, каждый наниматель будет осуществлять платежи за жилое помещение исходя из жилищных правоотношений, которые будут установлены при разделе помещения, их ответственность по обязательствам будет разграничена, раздел помещения определит, кто должен исполнять обязанности по содержанию каждой комнаты. Все это внесет ясность для собственника (наймодателя) в отношении того, кто из участников правоотношений (нанимателей) должен исполнять те или иные обязанности, упростит для него взыскание задолженности с надлежащего лица по оплате за жилое помещение, если таковая возникнет.

Кроме того, разделом жилого помещения и определением для каждого из проживающих (нанимателей) порядка и размера оплаты за наем жилого помещения и коммунальных платежей будут защищены права этих граждан, которые не будут поставлены в зависимость друг от друга при исполнении данных обязанностей.

Раздел жилого помещения с точки зрения законодательства г. Москвы
и судебной практики применения ЖК РФ

Действующее жилищное законодательство в целом (в том числе законодательство г. Москвы, подзаконные акты) предусматривает возможность раздела жилого помещения. После раздела спорного жилого помещения оно фактически приобретет статус коммунальной квартиры.

В ст. 15 закона г. Москвы от 11.03.1998 N 6 "Основы жилищной политики города Москвы" (с изменениями и дополнениями) определяется статус коммунальной квартиры: "Коммунальная квартира - квартира, состоящая из нескольких жилых помещений (комнат), принадлежащих двум и более пользователям и/или собственникам, не являющимся членами одной семьи, на основании отдельных договоров, сделок, иных действий, предусмотренных законодательством, совместно использующим вспомогательные помещения (места общего пользования квартиры) и инженерное оборудование в местах общего пользования". Следовательно, коммунальные квартиры законодательством не запрещены.

В соответствии с п. 4 ст. 19 указанного Закона в квартирах, планировка которых в соответствии с законодательством не позволяет заключить отдельный договор социального найма с каждой семьей, при недостижении соглашения о порядке оплаты допускается определение доли оплаты за жилое помещение каждой семье. Граждане, проживающие в одном жилом помещении, объединенные признаками родства или свойства, но имеющие свои источники дохода, отдельный бюджет и ведущие раздельное хозяйство, при наличии их волеизъявления считаются разными семьями.

Очевидно, что после прекращения семейных отношений, лица, проживающие или зарегистрированные в жилом помещении, являются разными семьями. Планировка спорного жилого помещения часто позволяет заключить отдельный договор социального найма с каждой семьей. Эта возможность следует также из судебной практики.

В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2005 г., утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 01.03.2006 *(7), указано, что "прекращение семейных отношений при совместном проживании граждан предполагает раздельное ведение хозяйства, изменение порядка пользования жилым помещением и порядка несения бремени расходов по уплате за жилое помещение и коммунальные услуги, а также за содержание и ремонт жилого помещения. Следовательно, такие граждане фактически становятся по отношению друг к другу соседями".

Логично, что между лицами, являющимися соседями, каковыми стали бывшие члены семьи, не может быть заключен один (единый) договор найма: в данном случае требуется наличие и существование отдельных договоров с каждым из них.

В том же Обзоре *(8) в ответе на вопрос 39 о том, каким требованиям должно отвечать жилое помещение, предоставляемое в случае выселения нанимателя и проживающих совместно с ним членов его семьи в связи с невнесением ими платы за жилое помещение и коммунальные услуги в течение более шести месяцев, указано следующее: "Согласно части 1 статьи 105 ЖК РФ жилые помещения в общежитиях предоставляются из расчета не менее шести квадратных метров жилой площади на одного человека. При этом Жилищный кодекс Российской Федерации не содержит нормы, определяющей условия предоставления жилого помещения при выселении в случае невнесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги. В соответствии с частью 2 статьи 15 ЖК РФ жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства). Из вышеизложенного следует, что в случае невнесения без уважительных причин платы за жилое помещение и коммунальные услуги в течение более шести месяцев наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи могут быть выселены в судебном порядке с предоставлением жилого помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда на условиях договора социального найма в черте того же населенного пункта, пригодного для постоянного проживания, соответствующего норме предоставления из расчета не менее шести квадратных метров жилой пощади на одного человека".

Как видно, при ответе на данный вопрос Президиум Верховного Суда РФ использовал аналогию закона.

Таким же образом решается вопрос и московским законодательством. Так, в п. 5 ст. 23 закона г. Москвы от 14.06.2006 N 29 "Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения" указано, что при нарушении условий договора в случаях, предусмотренных жилищным законодательством или договором, наниматели подлежат выселению из занимаемого по договору социального найма жилого помещения в судебном порядке в иное жилое помещение, размер которого соответствует размеру жилого помещения, установленному для вселения граждан в общежитие. При этом договор социального найма на занимаемое жилое помещение расторгается.

Следовательно, помещение площадью не менее 6 кв. м и закон, и судебная практика признают пригодным для проживания.

Таким образом, можно сказать, что в случае раздела спорного жилого помещения никто из проживающих в квартире не будет ущемлен в правах, если, например, на каждого из них будет приходиться по 6 кв. м площади, при условии, конечно, допустимости проживания нескольких лиц в одной комнате в соответствии с установленными законодательством требованиями (например, матери с двумя малолетними дочерьми в комнате площадью 18 кв. м).

Согласно ч. 2 ст. 15 ЖК РФ жилое помещение должно отвечать установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства, а согласно ст. 16 ЖК РФ объектом жилищных правоотношений может быть комната и часть квартиры, поэтому при разделе спорного жилого помещения новые комнаты как самостоятельные объекты должны отвечать указанным требованиям законодательства.

В приложении 1 к закону г. Москвы от 14.06.2006 N 29 установлен Перечень стандартов, которым должны соответствовать благоустроенные жилые помещения в городе Москве: "Благоустроенные жилые помещения в городе Москве должны соответствовать следующим стандартам: дом (квартира) со всеми видами удобств (электроснабжение, водопровод, канализация, отопление, ванна или душ, газовая или электрическая плита, горячее водоснабжение или газовая колонка) независимо от материала стен".

Согласно п. 20 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28.01.2006 N 47 (Раздел II. Требования, которым должно отвечать жилое помещение), "объемно-планировочное решение жилых помещений и их расположение в многоквартирном доме, минимальная площадь комнат и помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в жилых помещениях (кроме прихожей и коридора), должны обеспечивать возможность размещения необходимого набора предметов мебели и функционального оборудования с учетом требований эргономики".

Статья 23 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (с изменениями) устанавливает санитарно-эпидемиологические требования к жилым помещениям: "Жилые помещения по площади, планировке, освещенности, инсоляции, микроклимату, воздухообмену, уровням шума, вибрации, ионизирующих и неионизирующих излучений должны соответствовать санитарным правилам в целях обеспечения безопасных и безвредных условий проживания независимо от его срока. Заселение жилых помещений, признанных в соответствии с санитарным законодательством Российской Федерации непригодными для проживания, равно как и предоставление гражданам для постоянного или временного проживания нежилых помещений не допускается. Содержание жилых помещений должно отвечать санитарным правилам".

Комнаты и все спорное помещение после раздела должны также соответствовать установленным требованиям в области санитарии: Санитарным правилам и нормам СанПиН 2.2.1/2.1.1.1076-01 "Гигиенические требования к инсоляции и солнцезащите помещений жилых и общественных зданий и территорий", утвержденным Главным государственным санитарным врачом РФ 19.10.2001, и Санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам СанПиН 2.1.2.1002-00 "Санитарно-эпидемиологические требования к жилым зданиям и помещениям", утвержденным Главным государственным санитарным врачом РФ 15.12.2000.

Жилищное законодательство согласно п. "к" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Вместе с тем согласно ч. 5 ст. 76 Конституции РФ законы и иные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам совместного ведения.

Как было указано, возможность раздела жилого помещения вытекает из частных (договорных) правоотношений по договору социального найма и не исключается на основании применения существующих и признанных способов преодоления пробелов в праве, и законодательство субъекта РФ (г. Москвы), как видно из вышеизложенного, не противоречит в данном случае федеральному.

Поскольку согласно ст. 15 ЖК РФ объектами жилищных прав являются жилые помещения, сущностным признаком которых является их изолированность, то, думается, применительно к разделу жилого помещения по договору социального найма можно взять за основу позицию авторов, которые считают, что "если в результате фактического раздела жилого помещения изолированных жилых помещений - самостоятельных объектов жилищного права не возникает, то юридически такой раздел осуществлен быть не может" *(9). Иначе говоря, если при разделе жилого помещения возникают самостоятельные объекты жилищного права, то юридически такой раздел допускается.

Необходимость соблюдения общепризнанных норм и принципов
международного права

Раздел жилого помещения может быть осуществлен в целях реализации или прекращения нарушения прав граждан, необходимость соблюдения которых должна быть обеспечена в силу общепризнанных принципов и норм международного права.

Согласно ч. 4 ст. 17 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Часть 1 статьи 38 Конституции РФ устанавливает, что семья находится под защитой государства. Согласно ст. 7 Конституции Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка семьи, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

В п. 2 Постановления Конституционного Суда РФ от 15.06.2006 N 6-П *(10) указано, что в силу Конституции РФ Российская Федерация как социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7, ч. 1), призвана гарантировать реализацию прав и свобод человека и гражданина в этой сфере, в частности права каждого на жилище (ст. 40, ч. 1), признаваемого международным сообществом в качестве элемента права на достойный жизненный уровень (ст. 25 Всеобщей декларации прав человека, ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах).

Так, согласно ст. 25 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948 каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам.

В ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 19.12.1966 указано, что участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни. Государства-участники примут надлежащие меры к обеспечению осуществления этого права, признавая важное значение в этом отношении международного сотрудничества, основанного на свободном согласии.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, также распространяющаяся на Российскую Федерацию, в ст. 8 предусматривает право каждого на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Это уважение должно соблюдаться всеми органами власти.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" *(11) указано, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Федеральным законом от 15.07.1995 N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" установлено, что Российская Федерация, выступая за соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права - принципу добросовестного выполнения международных обязательств. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации). Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Исходя из этого, а также из положений ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международным договорам Российской Федерации являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств.

В Уставе Совета Европы также закреплен принцип уважения прав человека и верховенства права. Это означает защиту и соблюдение принципа уважения человеческого достоинства и свободы личности в рамках неуклонно крепнущего правового государства.

Надо сказать, что раздел жилого помещения позволяет государству соблюсти не обеспечиваемые им до такого раздела права, предусмотренные ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, на уважение его личной и семейной жизни, права на жилище.

Статья 32 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод определяет, что в ведении Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) находятся все вопросы,касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней.

Вместе с тем в п. 10 указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5 закреплено, что Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (ст. 1 Федерального закона от 30.03.1998 N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней"); поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В этом смысле представляет существенное юридическое значение правовая позиция ЕСПЧ, разъяснившего значение и смысл слов "уважение... личной и семейной жизни". Эту позицию он сформулировал в деле "Маркс (Магскх) против Бельгии" (судебное решение от 13.06.1979) *(12).

Позиция ЕСПЧ по вопросу толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней при разъяснении значения и смысла слов "уважение... личной и семейной жизни", выраженная в п. 30, 31 указанного Решения, состоит в следующем: "Гарантируя право на уважение семейной жизни, статья 8 предполагает наличие семьи. Провозглашая в пункте 1 право на уважение семейной жизни, статья 8 прежде всего предполагает, что государственные органы не могут вмешиваться в осуществление этого права, за исключением конкретных случаев, перечисленных в пункте 2 статьи 8. ...Статья 8 не просто требует, чтобы государство воздерживалось от подобного вмешательства. В дополнение к этой его негативной обязанности могут существовать и позитивные обязанности государства, заключающиеся в реальном "уважении" семейной жизни. Отсюда следует, что когда государство в рамках своей внутренней правовой системы определяет режим некоторых семейных отношений... то оно должно продуманно действовать так, чтобы заинтересованные лица могли вести нормальную семейную жизнь" *(13).

Таким образом, государство, в том числе Российская Федерация, которая присоединилась к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в лице законодательной, исполнительной и судебной власти должно продуманно действовать так, чтобы заинтересованные лица могли вести нормальную семейную жизнь.

В особом мнении судьи Франца Матшера к данному Решению подчеркивается: "уважение к семейной жизни", гарантированное статьей 8 пунктом 1 Конвенции, не ограничивается лишь обязанностью публичных властей воздерживаться от вмешательства, которое может помешать нормальному течению "семейной жизни". Уважение к семейной жизни предполагает также, что государство несет обязанность создать в рамках своего правопорядка такой режим, который позволил бы заинтересованным лицам вести нормальную семейную жизнь. Можно считать общепризнанным, что осуществление основных прав человека, в том числе и семейных прав, требует позитивных действий со стороны государства в плане введения в действие организационных и процедурных норм, необходимых для этой цели".

Статья 14 Конвенции гласит: "Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой-либо дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или любым иным обстоятельствам".

Европейский суд по правам человека в п. 32 и 33 указанного выше Решения подчеркивает, что "...судебная практика Суда указывает на то, что, хотя статья 14 Конвенции не действует отдельно от других ее норм, она может играть важную автономную роль, дополняя и уточняя их, предоставляя лицам гарантии от любого рода дискриминации при осуществлении ими своих прав и свобод, изложенных в других статьях Конвенции. Действие, которое носит несовместимый со статьей 14 дискриминационный характер, нарушает тем самым сразу две статьи Конвенции, взятые вместе. Иными словами, статья 14 составляет как бы неотъемлемую часть любой юридической нормы, обеспечивающей права и свободы, упомянутые выше. Согласно правовой позиции Суда если статья 8 имеет прямое отношение к рассматриваемому Судом делу, то необходимо рассмотреть ее в сочетании со статьей 14. Согласно судебной практике Суда любого рода различия носят дискриминационный характер, если "отсутствует цель и разумное оправдание" их существования, т.е. если такие различия не объясняются "правомерными целями" или если отсутствует "разумная соразмерность между используемыми средствами и целью, которую необходимо достичь".

Статья 1 Протокола N 12 от 04.11.2000 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод также устанавливает: "Пользование любым правом, признанным законом, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или любого иного обстоятельства. Никто не может быть подвергнут дискриминации со стороны каких бы то ни было публичных властей по признакам, упомянутым в пункте 1 настоящей статьи".

Исходя из изложенных норм Конвенции и правовых позиций ЕСПЧ не допускается дискриминация, в том числе по имущественному положению или возрастному признаку. Поэтому права одного из проживающих (зарегистрированных) в помещении лиц, его право на нормальную семейную жизнь, право на жилище не могут ставиться выше прав других лиц, проживающих в жилом помещении.

Законотворческая деятельность

Надо сказать, что ввиду отсутствия в новом ЖК РФ нормы, прямо предусматривающей возможность заключения отдельного договора найма жилого помещения по договору социального найма, проблема приобрела острую социальную направленность.

С этой точки зрения разумным, по нашему мнению, являлся проект Федерального закона N 331627-4 "О внесении изменений в статью 82 Жилищного кодекса Российской Федерации", внесенный депутатами Государственной Думы Томской области в Государственную Думу Российской Федерации, которым, в частности, предусматривалось право дееспособного члена семьи нанимателя с согласия членов своей семьи и наимодателя требовать заключения с ним отдельного договора социального найма при условии возможности выделения ему изолированного помещения, а также право бывшего члена семьи нанимателя требовать заключения с ним отдельного договора социального найма при условии возможности выделения ему изолированного помещения. Также законопроектом предусматривалось, что споры, возникающие в связи с заключением отдельного договора социального найма жилого помещения, должны разрешаться в судебном порядке.

В пояснительной записке к проекту указывается, что проект Федерального закона разработан в целях устранения имеющихся в Жилищном кодексе РФ пробелов и противоречий по ряду вопросов, касающихся изменения договора социального найма. А именно указывается, что:

в соответствии с п. 1 ст. 86 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего до 01.03.2005, совершеннолетний член семьи нанимателя вправе был требовать заключения с ним отдельного договора найма, если с согласия остальных проживающих с ним совершеннолетних членов семьи и в соответствии с приходящейся на его долю жилой площадью либо с учетом состоявшегося соглашения о порядке пользования жилым помещением ему может быть выделено помещение, удовлетворяющее определенным требованиям. В действующем Жилищном кодексе Российской Федерации это право не предусмотрено;

из гл. 8 Жилищного кодекса Российской Федерации ("Социальный наем жилого помещения") изъято положение о возможности изменения договора социального найма жилья по требованию совершеннолетнего члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя, за исключением случаев объединения жильцов в одну семью, а также в случае смерти нанимателя;

если ранее споры, возникающие в связи с требованием заключения отдельного договора найма, можно было разрешить в судебном порядке (ст. 86 Жилищного кодекса РСФСР), то в настоящее время право оспаривать заключение отдельного договора социального найма жилья и само право заключения отдельного договора отсутствуют.

Также подчеркивается, что еще сложнее в этом отношении стало положение бывших членов семьи нанимателя: ни защитить свои жилищные права, ни надлежащим образом исполнить свои обязанности квартиросъемщика по социальному найму жилого помещения они теперь не могут. При этом делается акцент на ч. 4 ст. 69 ЖК РФ, которая предусматривает сохранение прав бывшего члена семьи нанимателя и одновременно несение им самостоятельной ответственности по своим обязательствам, но в тоже время не говорит, по каким именно.

В пояснительной записке обращается внимание также на то, что в Жилищном кодексе Российской Федерации имеется еще одно существенное нарушение жилищного права, связанное с невозможностью изменения договора социального найма, - это нарушение права бывших членов семьи нанимателя на приватизацию своего жилья. Поскольку законодательством установлен срок для приватизации жилья, в семьях, проживающих в муниципальном жилье, где не достигнуто согласие всех совершеннолетних членов семьи на его приватизацию, приобрести это жилье в собственность таким способом практически невозможно. Аналогичное положение создается при проживании в одной квартире нанимателя и бывшего члена его семьи, даже если последний занимает отдельную комнату. Таким образом, если всем гражданам Российской Федерации предоставлена возможность подумать до определенного срока, стоит им приватизировать свое жилье или нет, то у бывших членов семьи нанимателя этот выбор отсутствует - они лишены права на приватизацию, поскольку не вправе требовать заключения с ними отдельного договора социального найма на жилое помещение, в котором проживают.

Хочется подчеркнуть, что, по нашему мнению, данный законопроект целиком и полностью отвечает нуждам граждан: в данном конкретном случае региональный депутатский корпус приложил усилия в деле соблюдения и защиты прав людей, проживающих в Российской Федерации, чего не скажешь о федеральных органах власти.

Так, в Письме Правительства РФ от 26.07.2006 N 2741п-П9 "Официальный отзыв на проект Федерального закона "О внесении изменений в статью 82 Жилищного кодекса Российской Федерации", вносимый Государственной Думой Томской области" отмечается, что законопроект не согласуется с концепцией Жилищного кодекса Российской Федерации, нацеленной на постепенное исключение проживания граждан в коммунальных квартирах. В Письме говорится также, что принятие данного законопроекта не только не будет способствовать сокращению числа коммунальных квартир в составе жилищного фонда, но, напротив, приведет к росту их числа.

Имеется заключение Комитета Государственной Думы Федерального Собрания РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству от 14.12.2006 на данный проект Федерального закона. В нем депутатам Государственной Думы РФ предлагается "учитывать, что заключение отдельных договоров социального найма с членами семьи нанимателя и (или) бывшими членами его семьи приведет к росту количества коммунальных квартир, что противоречит государственной жилищной политике, в частности идее о постепенном сокращении проживания граждан в коммунальных квартирах". В нем также говорится, что право на приватизацию якобы не нарушается. Комитет полагает, что "Жилищным кодексом Российской Федерации предусмотрена возможность принудительного обмена жилых помещений (часть 3 статьи 72), что позволяет в случае несогласия кого-либо из членов семьи или бывших членов семьи на приватизацию приватизировать жилое помещение, полученное в результате принудительного обмена", в связи с чем порекомендовал Государственной Думе отклонить проект Федерального закона.

Прежде всего надо заметить, что по этим документам можно дать некую оценку деятельности органов исполнительной и законодательной власти в этом направлении, в том числе выяснить, что думают чиновники исполнительной власти и представители народа (депутаты законодательного органа России) о проблемах тех людей, которыми они призваны руководить и перед которыми они должны отчитываться, как перед сувереном (ст. 3, 32 Конституции РФ). Это возможность оценить деятельность власти предержащей не по популистским лозунгам и обещаниям, которые даются накануне выборов, и не по информации из подконтрольных государству СМИ, освещающих ее, а вот по таким реальным документам, т.е. конкретным поступкам в деле признания, соблюдения и защиты прав граждан, как об этом говорит ст. 2 Конституции РФ.

Представляется, что постепенное исключение проживания граждан в коммунальных квартирах означает прежде всего постепенное расселение граждан из имеющихся коммунальных квартир, но уж никак не создание препятствий для реализации права граждан на жилище путем раздела жилых помещений, если это является единственным способом защиты их прав, и никак не запрет на возникновение коммунальных квартир, ибо они, как было показано выше, не запрещены законом.

Нигде в федеральном законодательстве не говорится об "идее государственной жилищной политики" о постепенном сокращении проживания граждан в коммунальных квартирах.

В п. 8 ст. 15 закона г. Москвы от 11.03.1998 N 6 "Основы жилищной политики города Москвы" предусмотрен запрет на коммунальное заселение квартир путем предоставления по отдельным договорам жилых помещений в свободных квартирах. Но это касается лишь свободных квартир, а не "занятых".

В ранее действующем законодательстве г. Москвы было выражено желание постепенной ликвидации квартир коммунального заселения. В частности, в постановлении правительства Москвы от 15.12.1998 N 953 "О Программе первого этапа расселения квартир коммунального заселения в г. Москве" указано, что задачей первого этапа является обеспечение жильем очередников категории "коренные москвичи" и ликвидация квартир коммунального заселения, в которых они проживали.

В п. 1.2 действовавшего ранее постановления правительства Москвы от 03.02.1998 N 94 "О Программе поэтапной ликвидации коммунального заселения в жилищном фонде г. Москвы" указывается на недопущение заселения отдельных квартир покомнатно (по отдельным договорам найма).

В Москве существовала Программа поэтапной ликвидации коммунального заселения в жилищном фонде г. Москвы, утвержденная указанным постановлением правительства Москвы, основная цель которой в соответствии с п. 2.1 - создание условий для удовлетворения потребности населения в качественном жилье за счет расселения коммунальных квартир, обновления и рационального использования коммунального жилищного фонда. Согласно п. 2.2 Программы поставленная цель предусматривала, в частности, решение следующих задач: нахождение рациональных способов сокращения существующих и предотвращение появления новых квартир коммунального заселения; создание нормативно-правовой базы деятельности по ликвидации фонда коммунального заселения (заметим, что не правовой базы ликвидации этого фонда, а правовой базы деятельности по его ликвидации, что далеко не одно и то же. - Прим. авт.).

В Программе приводятся способы ликвидации квартир коммунального заселения, в частности, это: расселение квартир, присоединение комнат гражданам, выкуп комнат гражданами, обмен комнат.

На 1-м этапе реализации Программы (1998-1999 гг.), как было указано, предполагалось обеспечение жильем очередников категории "коренные москвичи" и ликвидация квартир коммунального заселения, в которых они проживали; на 2-м этапе (2000-2002 гг.) - обеспечение жильем очередников, проживающих в коммунальных квартирах и принятых на учет до 01.01.1998, и ликвидация квартир коммунального заселения, в которых они проживали; на 3-м этапе (2003-2005 гг.) - обеспечение жильем очередников, проживающих в коммунальных квартирах и принятых на учет после 01.01.1998, и сокращение коммунального заселения в г. Москве до минимально возможного уровня (около 5 тыс. квартир).

Все приведенное выше позволяет сделать вывод, что пути ликвидации квартир коммунального заселения заключаются не в запрете на их образование, а в создании условий для обеспечения жильем граждан, в них проживающих (расселение, присоединение комнат и т.п.).

Представляются интересными выступления депутатов при рассмотрении указанного выше законопроекта *(14).

Так, депутат О.В. Шеин высказал следующее мнение: "Мы можем закрыть глаза и прийти к выводу, что если мы из законодательства вырубим такое понятие, как коммунальные квартиры, то тем самым мы фактически решим существующие и возникающие в обществе проблемы. В действительности проблемы есть. В семье могут быть разные отношения, может возникнуть ситуация, когда члены семьи расстались по суду, но при этом проживают реально в одном помещении и ответственный квартиросъемщик платить за квартиру не собирается. А квартиросъемщик, с точки зрения платежей безответственный, то есть не относящийся к категории формальных плательщиков, готов квартиру оплачивать, готов вносить деньги, но не может этого сделать, потому что на него не открыт соответствующий счет. Законопроект, который предлагают наши коллеги, представляется абсолютно разумным. Он регулирует целый ряд вопросов, в том числе, кстати говоря, способствует повышению собираемости коммунальных и жилищных платежей в Российской Федерации. Что касается ссылки на часть 3 статьи 72, мол, законодательство предусматривает возможность принудительного обмена жилых помещений, что члены семьи могут взять и, так сказать, по суду заставить разменять данное жилое помещение, то проблема только в одном: размен предполагает наличие третьей стороны, размен предполагает необходимость возникновения какого-то еще там третьего человека, который хочет поменяться на эту квартиру. Мне трудно себе представить, что кто-то способен ждать восемь-девять месяцев решения суда и размениваться в этой сложной ситуации. Очень трудно, практически невозможно будет людям найти такой путь в соответствии со статьей 72, часть 3".

Мнение депутата Г.П. Хованской следующее: "...это пример еще одной проблемы, которую мы сами создали. Мы не хотим, чтобы у нас было много квартир коммунального заселения, и все с этим согласны. Но вот такие, с позволения сказать, нормы, которые практически создали проблему для сотен семей россиян, не имеют права на существование, потому что мы загоняем проблему в угол. Мы... говорим: мы не видим этой проблемы, значит, ее нет. У нас возникает коммунальное заселение, юридически не оформленное, причем в самом жестоком режиме, потому что права как бы нельзя сформулировать четко в отношении бывшего, например, члена семьи, и возникает жуткий конфликт. Что происходит? А происходит следующее: он не платит за коммунальные услуги, другая часть семьи, например бывшая жена с несовершеннолетним ребенком, не может себе оформить субсидию по этой причине, возможность принудительного размена практически исключена, потому что у нас, напоминаю, муниципального фонда осталось 25 процентов. И... найдите такого гражданина, который будет девять-десять месяцев ждать, пока вы там что-то решите в судебном порядке. Так что вот эта дорога практически закрыта, и консервируется очень серьезная, тяжелая семейная ситуация, она не находит развязки. Кстати, и возможности приватизации такие люди лишены, потому что есть конфликт в семье, и просто по своим, внутренним соображениям отказываются приватизировать. А теперь мы дали великолепный шанс: квартиру же нельзя разделить. Поэтому к этому проекту нельзя предъявить претензию, что он не соответствует юридической технике или нарушает какое-то законодательство. ... Не надо загонять проблемы в угол, не надо создавать их на ровном месте. Коммуналка была и, к сожалению, будет, пока у нас граждане имеют в среднем тот уровень доходов, который у них есть на сегодняшний день, и не могут пойти и снять жилье или тем более купить что-то на рынке жилья".

На наш взгляд, тем, что после раздела поменяется статус квартиры и она станет коммунальной, отказ в разделе жилого помещения не может обосновываться: законодательство наделило всех нанимателей жилых помещений по договору социального найма правом на приватизацию жилого помещения, поэтому этот довод не может приниматься во внимание. С таким же успехом наниматели могут приватизировать помещение, и оно также поменяет свой правовой статус - перейдет в частную собственность граждан.

Напротив, когда неприязненные отношения проживающих не позволяют договориться о чем-либо, не имея возможности раздела жилого помещения, граждане будут ограничены в реализации права на приватизацию или вовсе его лишены.

Кроме того, не может при рассмотрении вопроса о допустимости раздела жилого помещения считаться обоснованным довод о том, что государство якобы стремится сократить количество коммунальных квартир и не допустить образование новых: с мнением о том, что принципы и смысл нового жилищного законодательства не допускают (препятствуют) возникновения коммунальных квартир, согласиться никак нельзя.

Смысл и принципы (основные начала) жилищного законодательства закрепляются в самом законе, а не в "умах" каких-либо лиц, даже если это депутаты законодательного органа или должностные лица органов исполнительной власти.

Так вот, из смысла ст. 1 ЖК РФ ("Основные начала жилищного законодательства") никаких ограничений в отношении права граждан на жилище, в том числе на проживание в коммунальной квартире, не следует. Согласно ст. 1 ЖК РФ жилищное законодательство основывается на необходимости обеспечения органами государственной власти и органами местного самоуправления условий для осуществления гражданами права на жилище, его безопасности, на неприкосновенности и недопустимости произвольного лишения жилища, на необходимости беспрепятственного осуществления вытекающих из отношений, регулируемых жилищным законодательством, прав, а также на признании равенства участников регулируемых жилищным законодательством отношений по владению, пользованию и распоряжению жилыми помещениями, если иное не вытекает из Жилищного кодекса, другого федерального закона или существа соответствующих отношений, на необходимости обеспечения восстановления нарушенных жилищных прав, их судебной защиты, обеспечения сохранности жилищного фонда и использования жилых помещений по назначению. Жилищные права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Граждане, законно находящиеся на территории Российской Федерации, имеют право свободного выбора жилых помещений для проживания в качестве собственников, нанимателей или на иных основаниях, предусмотренных законодательством. Ограничение права граждан на свободу выбора жилых помещений для проживания допускается только на основании Жилищного кодекса, другого федерального закона.

Получается, что такой своей позицией по данному рассматриваемому вопросу государство полностью расписывается в своей несостоятельности решить жилищную проблему в России, и его усилия направляются не на повышение благосостояния граждан, не на создание условий для строительства жилья, приобретения его в собственность, а на недопущение "дробления" имеющихся квартир и ущемление прав граждан?

Если у законодателей имеется идея по пресечению образования коммунальных квартир, то полагаем, что нужно ее закреплять четко в законе. Хотя думается, что такое закрепление грозит возникновением проблем и социальных волнений, так как прямым запретом на раздел жилых помещений государство существенно ограничило бы жилищные права значительного числа граждан.

Таким образом, прямых ограничений на раздел жилого помещения по договору социального найма в ЖК РФ не предусмотрено. Никакие ограничения на проживание граждан в коммунальных квартирах не следуют из ЖК РФ и иных норм жилищного законодательства. Никакой государственной политики, которая бы выражалась в недопустимости (запрете) появления коммунальных квартир, в правовых актах не закреплено. Вместе с тем другого варианта разрешения спора, кроме как раздела жилого помещения, у граждан для защиты их жилищных, семейных и конституционных прав может не иметься.

По нашему мнению, принятием такого закона (Жилищного кодекса РФ), способствующего в свете рассматриваемой проблемы возникновению правоприменительной практики, при которой будут ущемляться права и свободы человека и гражданина, нарушена норма ст. 55 ч. 2 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Принятие же законопроекта, внесенного депутатами Государственной Думы Томской области, могло бы обеспечить соблюдение нормы ст. 2 Конституции РФ, в соответствии с которой человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанностью государства, и, кроме того, позволило бы соблюсти норму ст. 18 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Пока, как видно, деятельность органов власти по решению данной проблемы осуществляется в прямо противоположном направлении. Вместе с тем внушает надежду тот факт, что депутаты Государственной Думы Российской Федерации обещали вернуться к данной проблеме при рассмотрении базовых поправок к ЖК РФ *(15).

Хочется также надеяться, что кадры российского судейского сообщества располагают должным уровнем правового сознания для того, чтобы в полной мере использовать аналогию закона и аналогию права в качестве способов преодоления существующих пробелов в Жилищном кодексе РФ, и смогут с этих позиций разрешать споры о разделе жилого помещения в соответствии с задачами гражданского судопроизводства, которыми согласно ст. 2 ГПК РФ являются рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и иных субъектов правоотношений.

Р.Д. Зоркольцев,

адвокат, член Адвокатской палаты г. Москвы

"Закон", N 12, декабрь 2007 г.

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

*(1) Приводится по СПС Гарант.

*(2) См.: комментарий к ст. 82 ЖК РФ (Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / под ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2005).

*(3) Возможно, здесь имеется опечатка: вместо "ЖК РФ" следует читать "настоящим Федеральным законом". - Прим. авт.

*(4) Обзор размещен на сайте Пермского областного суда: http://www.oblsud.permregion.ru.

*(5) Гражданское право. Т. I / под ред. Е.Л. Суханова. М., 2000. С. 435.

*(6) Там же. С. 613.

*(7) Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. N 5 (ответ на вопрос N 34).

*(8) Там же (ответ на вопрос N 39).

*(9) См.: Комментарий к ст. 127 (Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / под ред. М.Ю. Тихомирова).

*(10) Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2006. N 4.

*(11) Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 12.

*(12) Европейский суд по правам человека. Избранные решения: сборник. В 2 т. М., 2000.

*(13) Здесь и далее приводится по СПС Гарант. - Прим. авт.

*(14) См. стенограмму заседания от 9 февраля 2007 г. (База данных "Стенограммы заседаний Государственной Думы") на сайте Государственной Думы РФ (www.duma.gov.ru).

*(15) См. стенограмму заседания от 9 февраля 2007 г. (База данных "Стенограммы заседаний Государственной Думы") на сайте Государственной Думы РФ (www.duma.gov.ru).


Образцы документов

1. Договоры
2. Исковые заявления
3. Доверенности
4. Учредительные документы
5. Адреса мировых судов г.Челябинска
6. Адреса районных судов г.Челябинска
7. Арбитражный суд Челябинской области
8. Адрес Челябинского областного суда


Юридические услуги в сфере автострахования, ДТП, Судебных разбирательств со страховыми компаниями.

Юридические услуги представителя в суде по гражданским делам

Юридические консультационные услуги консультации: по эл. почте, по телефону, выездные.

Юридические услуги для организаций. Абонентское обслуживание, Арбитражный процесс и пр.

Регистрация и ликвидация юридических лиц различной правовой формы.

Юридические услуги: составление исковых заявлений, договоров иных документов.

Юридические Услуги в сфере защиты прав потребителей.

Юридические Услуги в семейном праве. Оформление наследства, опека и попечительство. Бракоразводный процесс.

Юридические Услуги в сфере недвижимости. Регистрация, сопровождение сделок, приватизация и пр.

Челябинск 2014
Юридическая компания "Форлекс", 454048 г.Челябинск, ул.Доватора, д.48 оф.410
Тел.: 8 (351) 230-66-90, 248-48-86, 248-28-68
pravo174@bk.ru